Светлана Ананьева: «В воспитании новой личности непреходящее значение, ценность и важность имеет художественная литература»

Литература как феномен гуманизма способствует тому, что писатель осознает себя частью магистрального историко-литературного процесса. Металитературная активность современного писателя имеет особое значение как литературная парадигма формирования национальной и мировой литературной истории, определения в ней места и роли мастеров художественного слова.

Тематика Международного «круглого стола» «Писатель и единое гуманитарное пространство» чрезвычайно актуальна.

Историческое время, современность, судьбы нации раскрываются мастерами художественного слова  через судьбы героев в контексте диалога и полилога национальных литератур. Концепт диалога, общность исторических судеб наших народов – это тот важнейший капитал, который мы передаем будущим поколениям. Родной дом, родной очаг, свет отчего дома, нравственные и семейные ценности, память как ответственность – в центре осмысления современных писателей, поэтов и публицистов, в какой бы стране мира они не жили. Расширяется тематический диапазон современной прозы, мы наблюдаем разнообразие авторского стиля и поэтик, неповторимость изобразительно-выразительной палитры текста.

В преодолении вызовов судьбы, в воспитании новой личности непреходящее значение, ценность и важность имеет художественная литература. Книга – лучший друг и лучший источник информации.

В романе «Ночные голоса» президент Международного клуба Абая, главный редактор журнала «Аманат», известный прозаик  Роллан Сейсенбаев вкладывает в уста главного героя размышления о писательском труде: «И если ты хочешь быть писателем, будь им. Бойся ненужной суеты, пустого бахвальства, тщеславия, необязательных интервью, гладких статей, бесплодных споров. Существует всего две разновидности писателей. Одни из них – художники, другие – мыслители, есть писатель думающий и есть писатель чувствующий. Человек, сидящий за белым листом бумаги, должен понять это».

Концепт времени – определяющий в творчестве казахских прозаиков. В вечерней прикаспийской степи Мурат Ауэзов, погруженный в космос работы, испытывает нечто, напомнившее ему слово «свобода».  Это парение, вознесение, полет, когда чистые листы бумаги заполняются его рукой, сердцем и разумом. Кочевник живет в ритме природы, четче улавливая «биение пульса земли. Гумилев близок к истине, связывая расцвет и упадок культуры кочевья с дыханием морей, влиянием ливней, с солнечной активностью». Контрасты степи становятся понятнее. Огромное небо, огромная степь – крохотная юрта, в ней: грандиозного самоощущения человек.

Наполнены глубоким смыслом размышления Мурата Ауэзова о притяжении – отталкивании двух культурных миров, о философии возвращения человека к человеческому в себе – поверх обособления и настороженного отношения к Другому. Выстраивая логическую закономерность: историко-культурная преемственность, процесс взаимосвязей в современном и историческом плане, современные искания культуры, с преимущественным вниманием к ее диалогу с современностью, Мурат Ауэзов резюмирует: «Вторгшийся в современное и гуманитарное сознание мир кочевой архаики является одним из основных факторов, придающих современной казахской культуре черты своеобразия и неповторимости. В нем заключен конкретный исторический опыт народа, его традиционное мировидение, этика и эстетика, его искусство. И на всем этом лежит печать постоянного движения, перемещений и рожденного ими своеобразного отношения к пространству и времени».

Казахстанская литература открыта миру. Казахстан вошел в судьбу и творчество бразильского прозаика Паоло Коэльо. «Мне рассказывал дед, что в старину Аральское море называлось Синим из-за цвета воды. Теперь воды там нет вовсе, но люди не хотят оставлять свои дома и перебираться  на новое место: они все еще мечтают о волнах, о рыбах, они все еще хранят удочки и снасти и разговаривают о лодках и наживке».

Мы благодарны писателям, поэтам, издателям Республики Беларусь за многие добрые инициативы. В блистательных переводах Миколы Метлицкого и Михаила Позднякова зазвучали на белорусском языке поэзия Абая Кунанбаева и роман-эпопея «Путь Абая» Мухтара Ауэзова. Осуществлен перевод на белорусский язык поэзии Улугбека Есдаулета, Нурлана Оразалина, Галыма Жайлыбая, Бахытжана Канапьянова, Любови Шашковой и других мастеров художественного слова Казахстана.

Мы – в едином гуманитарном пространстве, наши литературы интересны друг другу, что и подтверждает Международный «круглый стол» «Писатель и единое гуманитарное пространство».

Фото: Литературный портал

Автор: Светлана Ананьева, заведующая отделом международных связей и мировой литературы Института литературы и искусства имени М.О. Ауэзова Министерства образования и науки Республики Казахстан, член Правления Союза писателей Казахстана и Исполкома Международного Казахского ПЕН-клуба