Дискуссионный клуб журфака БГУ: нужно ли выпускникам распределение?

Вопрос трудоустройства выпускников волнует их уже сейчас: кто-то находит рабочее место в процессе учебы, а кому-то это место достанется уже после окончания учебного заведения. В дискуссионном клубе обсудили, как будущие выпускники относятся к распределению.

IMG 20191024 163015

Павел Герц:

– Считаю, что практика распределения студентов после выпуска из университета исчерпала себя, её давно пора отменить. Сам учусь на платном, но вижу, сколько проблем распределение создаёт моим одногруппникам, учащимся на бюджете. Вместо того, чтобы дать вчерашним студентам возможность строить карьеру и дальнейшие планы на жизнь, их привязывают к одному рабочему месту на 2 года, зачастую вдали от дома и далеко не в той организации, где они хотели бы работать. Да, кто-то скажет, что можно заранее найти себе место распределения, и в таком случае всё будет хорошо, но бывают разные жизненные обстоятельства. Может, человек не успел подыскать себе место по душе или вовсе не хочет работать по специальности. В Беларуси нет бесплатного образования, потому даже те, кто не платят за него деньгами, будут обязаны поехать куда-нибудь в район, работать за небольшие деньги.

Наталья Соколянская:

– Я считаю, что система распределения в Беларуси очень и очень несовершенна. Ну вот я минчанка, если меня отправят куда-нибудь на окраины страны, мне придётся за мизерную зарплату не просто существовать там, но и платить за жильё как там, так и здесь – за своё, в Минске. Найти что-то подходящее самому тоже крайне сложно, за годы обучения по сути не получаешь никаких нужных контактов. "Пишите, это нужно для портфолио", а на это портфолио никто не смотрит. Нужно было сразу куда-то пробиваться, но мы писали для портфолио — плохо, не нашли ничего — тоже плохо. Да, мы знали, на что шли, когда поступали на бюджет, однако студенты других стран с подобным опытом вовсе не знакомы.

Даниил Шафран:

– Само по себе распределение – это отличная идея, так как оно дает возможность человеку сразу после учебы пойти работать. Однако многие студенты начинают работать еще до окончания университета, но если трудоустроены они в частной организации, а не в государственной, то распределиться туда у них не получится, так как в приоритете у университета распределение в государственные СМИ. Спасением для многих становится перевод на заочное отделение. Но я не понимаю, если люди всеми силами стараются этого избежать, так зачем оно тогда надо?

Раиса Ивановна: Но вы же учились за государственный счет, не думаете, что отработать затраченные средства – ваша обязанность?

Елизавета Мазурчик:

– Я негативно отношусь к распределению, поскольку оно предусмотрено только белорусским законодательством. Если начнутся возражения в духе "вы учились все это время за 

государственные деньги, будьте добры и отработать", я совершенно спокойно отвечу: повышайте конкурентность, меняйте правила приема людей на специальности. Сокращайте количестве бюджетных мест, и будет вам счастье. Негатив скапливается скорее из-за того, что бюджетник как бы все годы обучения готовится к "часу расплаты". Ощущение того, что ты не можешь пойти работать в то издание, к которому у тебя лежит душа, очень опустошает.

Даниил Шафран:

– Лично я считаю, что учился за деньги своих родителей, так как они тоже платят налоги, чтобы в нашей стране была возможность получить образование, в том числе и бесплатное. Перед самим поступлением всегда есть конкурс, и те, кто в нем преуспел, условно считаются потенциально перспективными кадрами, получают признание от университета в виде возможности учиться за счет государства.

Егор Ермоченок:

– Те, кто учится на платном отделении, платят около 3000 рублей в год. Когда ты не платишь эти деньги, ты не можешь просто так думать: «Я ничего не должен!». Для меня понятно, почему распределение ты не можешь получить в частное издание. Понимаете, частное – это рынок, рынок – чем лучше ты делаешь, тем больше тебя покупают и смотрят, то есть тебе постоянно нужно придумывать новые форматы, делать все максимально хорошо, знать свою аудиторию и тренды в журналистике. При практике в частных изданиях тебе все это рассказывают и показывают, дают возможность реализоваться, узнать что-то новое и полезное. В то же время государственные СМИ зачастую поддерживаются из бюджета, но уступают по охвату аудитории и качеству частникам, так как им не приходится так рьяно бороться за внимание аудитории.

Илья Кедич:

– Возможно, это звучит чересчур оптимистично, но мне кажется, что для эффективного распределения можно проводить анкетирование/тестирование студентов, чтобы вычислить, какие преимущества у них есть, где они окажутся востребованы. Тогда распределение будет действительно полезным для студентов, даст им больше опыта и уверенности в себе.

Раиса Ивановна:

– Почему вас так страшат эти 2 года распределения? Это же не так и много, в конце концов. И вообще, мне интересно, как вы представляете себе работу и жизнь в районе? Рисуете насквозь мрачными красками? Многие журналисты работали в многотиражных и районных газетах, и ничего страшного не случилось. Это опыт, полезный журналистский опыт. Особенно для минчан, как мне кажется. А то будете думать, что за минской кольцевой дорогой жизни не существует…

Елизавета Мазурчик:

– Работа по распределению – штука специфическая, потому что никто не предугадает, куда ты пойдешь, если только заранее конкретно не проработаешь этот вопрос. Но в целом я не вижу какого-то "криминального" отношения к человеку, который придет отрабатывать. Мне кажется, коллеги отнесутся к нему снисходительно. Со всем ознакомят, подружатся, а потом в один прекрасный день скинут всю работу на тебя.

Павел Герц:

– Думаю, всё зависит от твоего места распределения. Если ты нашёл себе место по душе, то всё будет хорошо. Но если такого не случилось, тебя отправили в организацию, которая тебе не подходит, то скорее всего это будут ужасные 2 года.

Илья Кедич:

– Я проходил летнюю практику в Борисове, и мне казалось, что я будто стал частью жизни города – был везде: от спортивных репортажей до рейдов по ловле нарушителей. Почти каждый день происходило что-то интересное, я занимался разными видами работ: писал материалы, делал фото, дежурил на «Горячей линии». Одним словом, это было время настоящей журналистики, когда я ощущал себя на волне: все получалось, и, хотя я не уверен, что было бы, работай я там на полную ставку, но не жалею о решении отправиться туда.

Егор Ермоченок:

– Я могу рассказать про Борисов, в котором мне довелось пожить. Пустырь, который заменят на стоянку. Евроопт, возле которого вечером собирается половина молодёжи города, просто потому что им некуда больше податься. Население 140 тысяч человек, и я понимаю, что даже при такой цифре это маленький город, в котором нечего делать. Что говорить о тех местах, где население может быть в разы меньше?

Да и лучше быть последним в крутом издании, чем первым в не очень крутом: тебе есть куда расти. Когда ты приходишь куда-то и начинаешь плохо писать, это очень сильно мотивирует совершенствоваться, когда твои тексты, которые в начале были не очень хорошими в сравнении текстами более опытных коллег, потом становятся лучше. Для тебя, как для специалиста, это шаг вперед. А за 2 года в той же районке, когда из раза в раз приходится писать об одном и том же, можно закостенеть, разучиться писать более-менее живо.

Раиса Ивановна:

– Так поднимайте уровень районных газет, если чувствуете в себе силы это делать и готовы критиковать их работу уже сейчас!..

Василиса Петрушко:

– На мой взгляд, основная причина – разный уровень жизни и условия труда. Вот если я, например, захожу в офис современного издания, что я там вижу? Большие панорамные окна, красивые столы, удобные кресла, приятная обстановка – и все это в красивом современном здании. Приходя в редакцию в районке, что мы там видим: старое обшарпанное здание, старые компьютеры, которые прислали доживать свой век в редакции; деревянные окна, которые пахнут гнилью и старостью и в которых вовсю гуляет ветер. И вообще, я думаю, что современному человеку не хочется работать в старом месте.

Да, я рассматриваю вариант пойти у себя в родном городе Бобруйске работать в государственное учреждение – на сайте газеты «Бабруйскае жыццё» – Bobr.life. Но пока сомневаюсь, потому что поработала там на практике, увидела всю эту журналистскую кухню, и мое мнение кардинально изменилось. Понятное дело, что сайт зависит от продаж газеты, поэтому все журналисты, в основном, работают на газету. Но проблема не в этом: работая в районной газете и даже на сайте, ты должен угодить всем, никто не пишет острые материалы! А о чем тогда писать? Поэтому я еще рассматриваю вариант пойти работать на частный сайт, тоже в Бобруйске – BOBR.BY.

… И все же, когда в беседе курса все друг друга предупреждают о том, что пришла стипендия, грущу, но и появляется толика радости, что мне не грозит распределение.

* Куратор «Дискуссионного клуба» – старший преподаватель кафедры медиалогии Раиса Ивановна Мелешевич

Источник: journ.bsu.by