Фотожурналист в конфликтных ситуациях (рассуждают студенты журфака)

Участники дискуссионного клуба журфака БГУ решили обсудить тему реакции людей на фотографии, которые делает журналист, чтобы визуализировать происходящие события. Причем речь шла как о ситуациях, когда молодые коллеги делали фотографии, и как на это реагировали окружающие, так и о тех моментах, когда видели, что фотографируют их, не спросив разрешения.

– Может ли фотожурналист быть вовлечённым в конфликтную ситуацию, если он всего лишь выполняет свою работу? И был ли у вас подобный опыт?

Никита Юшкевич:

– У меня были две смешные ситуации, связанные с фотографией. Первая произошла, когда снимал фотопроект «Вокзал». Раньше нельзя было фотографировать на вокзале, хотя, если ты снимаешь с телефона, то никто на это не реагировал. Я бывал там часто с большим чёрным фотоаппаратом, в чёрном пальто, в чёрной шапке – меня никто не замечал и не задавал вопросов. Когда я был на улице рядом со входом на вокзал, то ко мне подошёл охранник и сказал, чтобы я прекратил съемку. Я сказал, что фотографирую отражение от стекла, а не вокзал (что было правдой). Он посмотрел на меня озадаченно и ушёл.

А вторая ситуация, когда я фотографировал жизнь в подземном переходе. Там всё время кипит жизнь, продаётся всякая всячина. Я решил это поснимать, но на меня всё время косились люди. И вдруг подбежала женщина с другого конца перехода, чтобы спросить, не из СМИ ли я часом? Я ответил, что нет. И тогда она сама ответила на свой вопрос: «Наверно, вы рекламы фотографируете, чтобы знать, куда что вешать». Я не стал ничего говорить, кроме слова «да». Она к каждому продавцу «антиквариата» подходила и объясняла ситуацию.

– А бывали ли у вас случаи, когда человек категорически отказывался фотографироваться?

Виктория Сашко:

– Проблем со съёмками у меня никогда не было. Но, считаю, что это моя собственная заслуга, всегда уважаю чужие личные границы.

Василиса Петрушко:

– Да, в таких случаях я беру разрешение на использование фотографий людей из социальных сетей. Не люблю быть фото-попрошайкой. Когда просишь сделать пару фотографий, люди начинают отнекиваться, а потом критикуют материал из-за того, что в нём мало мультимедийного сопровождения. Но позвольте, в этом виноваты не мы, а они сами, то есть по сути люди мешают выполнять нам нашу работу качественно!

Никита Юшкевич:

– Я часто фотографирую людей на улицах. Почти всем всё равно. Кто-то позирует, кто-то боится пройти через камеру. Но я нашёл разные способы эти сложности обходить.

Карина Савич:

– Был случай, когда моя коллега на закрытом мероприятии попросила журналиста, который освещал событие, не фотографировать её. Речь идёт не об общих фотографиях, на которые она могла попасть случайно. В ответ он мило улыбнулся, кивнул и остаток вечера фотографировал её из подтяжка, как будто специально. Конечно, в данной ситуации это было некорректно с его стороны. Случился конфликт.

Илья Кедич:

– Таких случаев на моей памяти не было – я сотрудничал с государственными изданиями, которым в большинстве учреждений, наоборот, рады и хотят оказать содействие.

Максим Гологутский:

– Мне кажется, что каждый журналист сталкивается с проблемной темой фотографии незнакомых людей. Если иногда это просто нежелание попасть в материал, потому что «я сегодня не очень фотогенично выгляжу», то бывают и ситуации, в которых приходится долго спорить о законности съёмки в том или ином месте. Например, в торговом центре.

Пока что самый странный случай, который со мной случался, произошёл как раз в ТРЦ. Оперативную команду из меня и моей одногруппницы отправили снимать простой сюжет для учебного издания. Мы стали в достаточно людном месте и стали искать людей, которые согласились бы рассказать о подготовке подарков на Новый год. Не успели мы отпустить парочку застенчивых молодых людей, как на нас с расспросами набросился охранник центра. Он оперировал тем, что фото- и видеосъёмка запрещена в стенах их магазина. На мой аргумент о том, что в общественных местах можно снимать без «специального разрешения», охранник предложил мне пройти к информационному столу и ознакомиться с правилами торгового центра.

Я отказался от предложения, сославшись на то, что в первую очередь меня интересует положение в законе, которое позволяет мне вести съёмку. Охранник растерялся и попытался вызвать старшего по смене с помощью рации. Выяснилось, что за старшего сейчас именно он, так что блюститель закона решил пойти дальше: позвонить старшему менеджеру. Но и его не было на месте. После этого он ушёл.

Мы успели отснять ещё пару человек, а потом он снова предстал перед нами, радостно постреливая глазами в сторону нашего «оборудования» (фотоаппарата в режиме видеосъёмки, который нам пришлось снять со штатива, потому что тот был слишком низкий).

– Вам нельзя тут снимать, потому что нельзя показывать логотипы магазинов! – он почти прокричал это, торжественно вознеся палец над головой.

Я с немым вопросом в глазах обернулся на спутницу. Та отрицательно покачала головой (мы специально выбрали ракурс, с которого в общий план не попадает вообще ничего, кроме опрашиваемого человека). Закипая, я развернулся обратно к охраннику и уже почти выпалил «вызывайте милицию, будем разбираться», но в последний момент остановился и снова перевёл взгляд на оператора. В её глазах читалось «пожалуйста, пойдём по домам, у нас уже хватит материала». Проглотив негодование и гордость, я согласился. Мы ушли из ТРЦ, оставив охранника в одиночестве наслаждаться своим триумфом.

Елизавета Мазурчик:

– Я раньше снимала не только для журналистских материалов, но еще и подрабатывала фотографом на детских праздниках в торговых центрах. И когда я работала с детьми и их родителями, обычно находила встречное желание запечатлеться, многие специально просили взять их в кадр отдельно. Но были и родители, которые отворачивались, уходили. Как говорится, в каждой компании есть такой человек, который против того, чтобы попасть с объектив. Обычно меня раздражает, когда человек говорит «я некрасивая», «я не готова». Все мы люди, и все мы красивы по-своему. Да, возможно одежда и прическа не подходят по формату, но это не причина резко негативно отказывать фотографу.

Если говорить о съемках на улице, мне это не близко, зачастую я смущаюсь снимать незнакомых людей из-за возможной последующей реакции. Я её никогда не встречала, но и хочется избежать такого опыта. Если у меня нет в этом необходимости – зачем лезть на рожон? Безусловно, иногда стрит фото были заданием, и я их выполняла, потому что деваться некуда. Но в целом я не горю желанием снимать людей, потому что прекрасно понимаю, насколько им это может не нравиться.

Одно время фотографы активно снимали из-за стекла людей за столиками в ресторанах, как они сидят, общаются. Однажды я пыталась это сделать, но меня заметили в окне и начали махать руками. Я убежала. Тогда и решила больше не экспериментировать.

– Как вы сами реагируете на то, что вас фотографируют в общественном месте или на каком-нибудь мероприятии, не спросив разрешения?

Виктория Сашко:

– Я часто фотографирую большие скопления людей и считаю, что если ты пришёл в общественное место, будь готов попасть в объективы чужих фотоаппаратов. Когда меня фотографируют в общественных местах, я также реагирую спокойно.

Никита Юшкевич:

– Меня самого один раз фотографировал стрит фотограф. Я выходил из круглосуточного магазина под домом, и человек, как и я, стоял и делал кадры. Я заметил это, но не придал никакого значения.

Карина Савич:

– Мне самой часто приходится фотографировать на массовых мероприятиях, где люди относятся к этому как к должному, потому что понимают, что я делаю свою работу. Так что, когда меня будут фотографировать в общественном месте, не нарушая при этом моё личное пространство, я отнесусь к этому спокойно и не буду устраивать скандал.

Илья Кедич:

– Когда мне было 12 лет, корреспонденты «СТВ» попросили меня разыграть перед ними сценку на одном фестивале, чтобы сделать забавный сюжет, и я согласился. Но в итоге всё оказалось напрасно, в новостном выпуске кадров со мной не оказалось.

А ещё в 2012-м, когда у нас в колледже распылили перцовый газ, приехали ребята с tut.by, засняли здание корпуса, и я случайно попал в кадр. Правда, не все меня признали – я и сам понял, что это я только по стрижке и узору на майке. Никаких претензий никому предъявлять не стал.

Елизавета Мазурчик:

– Если бы меня снимали исподтишка, я бы сделала вид, что не замечаю. Не стану взрываться, кричать: «Эй, что ты делаешь?!». Будь такая ситуация, что я замечу краем глаза камеру, – буду продолжать вести себя непринужденно, как ни в чем не бывало. Возможно, фотограф ищет свой кадр – зачем ему мешать?

– Есть ли у вас любимая фотография? Расскажите о ней.

Максим Гологутский

Максим Гологутский: В этой фотографии нет ничего особенного, но она одна из моих любимых. Наверное, мне нравятся фотографии, которые похожи на рисунок. Потому я её распечатал и повесил в рамке на стену.

Виктория Сашко

Виктория Сашко: Я очень люблю фотографировать концерты, фотографии с них всегда яркие, живые и свободные.

Василиса Петрушко

Василиса Петрушко: Эту фотографию я сделала во время поездки с мамой в Польшу. На самом деле это, случайное фото, мы тогда уже уезжали и я решила сделать фото из автобуса. И вот что получилось.

Никита Юшкевич

Никита Юшкевич: Это фотография из серии «Подземка» сделана в 2018 году на станции метро Якуба Коласа.

Елизавета Мазурчик

Елизавета Мазурчик: Это одна из моих любимых фотографий, потому что на ней запечатлена искренность. Снимок сделан на концерте группы Pompeya в 2017 году. На нём влюбленная пара – счастлива. В такие моменты ты становишься невольным наблюдателем чьих-то жизней.

Карина Савич

Карина Савич: Фото было сделано этим летом на рассвете в Италии. Смотря на снимок, я начинаю задумываться о том, как много возможностей открывается перед человеком каждый день и, как много возможностей мы упускаем из-за обстоятельств, страха и других людей.

Источник информации и фото: journ.bsu.by