Владимир Короткевич глазами казахстанского литературоведа Светланы Ананьевой

Известный в Казахстане и за его пределами литературовед, литературный критик, кандидат филологических наук Светлана АНАНЬЕВА — частый гость в Беларуси. Каждый год принимает участие в Международном симпозиуме литераторов «Писатель и время», в международных круглых столах «Художественная литература как путь друг к другу», которые Министерство информации Республики Беларусь проводит в рамках программы Дня белорусской письменности. Светлана Ананьева активно выступает в белорусской литературно-художественной периодике. Благодаря ее инициативности вышло несколько специальных «казахских» литературоведческих, историко-литературных выпусков в журнале «Неман». Сегодня наш разговор со Светланой Викторовной — о казахском восприятии творчества Владимира Короткевича, 90-летие со дня рождения которого, надеемся, заметят и на евразийском, постсоветском пространстве.

17 3 kopiya 6

— Владимир Короткевич... Знают ли его произведения в Казахстане? Сегодня, вероятно, его книги, изданные в Беларуси на русском языке, вряд ли поступают в Казахстан...

— Книги советского белорусского автора Владимира Семеновича Короткевича, безусловно, есть в фондах многих библиотек Казахстана. Но в книжных магазинах сегодня их, к сожалению, нет. Но для этого и создан в Беларуси портал «СОЗВУЧИЕ: литература и публицистика стран Содружества», чтобы сохранялось наше общее литературное и гуманитарное пространство. Можно только поблагодарить Издательский дом «Звязда» за предоставленную для многих национальных литератур объединительную площадку.

— А вообще — способна ли историческая художественная литература повлиять на самосознание читателя, нации?

— Этот аспект исследовал Шериаздан Елеукенов, казахский издатель, литературовед, писатель. Историческую прозу Шериаздан Рустемович и другие современные казахские исследователи считают ведущей в нашем литературном процессе. И мы пишем, говорим о безусловном влиянии не только книг исторической тематики и проблематики на формирование личности, самосознания юного читателя, но и всей художественной литературы, воспитательную функцию которой никто не отменял.

— С кем из казахских писателей — приверженцев исторической темы вы бы сравнили Владимира Короткевича?

— С Ануаром Алимжановым. В их исторических повествованиях не только неослабевающий интерес к истории, но и занимательность сюжета, детективная составляющая, научный поиск. Думаю, в этом плане немаловажен тот факт, что Владимир Короткевич закончил аспирантуру Киевского университета. Научный поиск важен как доминанта художественной прозы. Такая составляющая представляет особый интерес. И я бы еще провела параллели между «Дикой охотой короля Стаха» и романом «Американка» современной финской писательницы Моники Фагерхольм. Жанр готического романа, жанр фантастики с преобладанием мистики, жанр нуар. Зримо и кинематографично повествование Короткевича и Фагерхольм. Персонажи, необычные существа, болота и дитя болот Дорис Флинкенберг... Читатели путешествуют с героями, пробираясь сквозь сказочные декорации, замок, стеклянный дом на сваях. Мистический мир переплетается с реальным...

— Неожиданная параллель... Думаю, что это в некоторой степени и подсказка белорусским литературоведам на что, на каких авторов обратить внимание, исследуя творчество Короткевича... А какие темы в отношении исторической прозы, поэзии Владимира Короткевича могли бы рассмотреть сегодня казахские литературоведы?

— Ее мифопоэтическую составляющую и реализм, поскольку все более реально современный литературный процесс поворачивается, возвращается к реализму. Наверное, устали и читатели, и писатели от других миров...

— Формат, если так можно выразиться, короткевичевской прозы разный... Это и исторический детектив «Черный замок Ольшанский», и роман, характером близкий к эпопее, — «Колосья под серпом твоим»... С чего, на ваш взгляд, следовало бы начать переводческое перевоплощение произведений Владимира Короткевича на казахский язык?

— С исторических повествований детективного характера... Они увлекательны, многие страницы истории прочитываются заново и историческая проза в этом прочитывании/перечитывании важна. Это надо, несомненно, учитывать.

— Насколько внимателен сегодня казахский читатель к исторической теме в художественной литературе?

— Историческая тема — одна из ведущих тем современной казахской литературы. Я с большим интересом прочитала весной роман Аскара Алтая «Туажат», особый образный стиль автора завораживает. Действие развивается в сказовой манере, воскрешая славные страницы истории Великой Степи. И думаю, что литературоведческое внимание, информационное внимание к прозе Короткевича может в Казахстане многое сделать, чтобы «продвинуть» белорусского классика в Казахстане, Центральной Азии...

— Казахская писательница Умит Тажкен недавно перевела сказку Владимира Короткевича «Чертов клад»... Можно ли рассчитывать на внимание казахских переводчиков к рассказам Короткевича, другим малым формам его прозы — очеркам, эссе..?

— Это зависит от профессиональных интересов переводчика, в первую очередь. Интерес к литературе других стран — константа постоянная. Но, повторюсь, многое зависит от литературоведческого, информационного, если хотите, сопровождения...

— В годы общей, советской истории юбилеи национальных классиков широко отмечались в литературно-художественной, даже общественно-политической периодике других республик. Можно ли и целесообразно ли восстановить такую практику? Послужит ли юбилей Владимира Короткевича основанием для возрождения такой традиции?

— Будем надеяться, что да. Но жизнь показывает, что многое зависит от инициативности тех людей, тех творческих личностей, у кого проявляется интерес, кто готов выдвигать новые проекты, кто может растормошить остальных, в том числе — и разные государственные институты.

Беседовал Сергей ШИЧКО

Материал взят с сайта издательского дома "Звязда"